Ротари клуб: люди и судьбы

Исса Того

Исса Того:

Ротарианцы бросают вызов эгоизму современного общества

 

***

Исса Того, гражданин Мали и России, кандидат технических наук, доцент Высшей школы гидротехнического и энергетического строительства Инженерно-строительного института Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого. Член Ротари клуба с 1995 года. В 2001-2002 гг. – президент клуба. В настоящее время – член правления, руководитель Международного комитета.

 

***

- Г-н Того, хотелось бы попросить Вас рассказать об основных вехах Вашей жизни.

 

- Я родился 10 сентября 1959 года в городе Мопти, в центральном части Мали. По национальности – догон. Родной язык – догонский, который делится на множество диалектов. Вообще, страны Африки, в том числе и Мали – очень многонациональны. Официальный язык в Мали французский. Именно на нём ведётся всё делопроизводство, издаётся пресса и т.д.

 

Система образования в Мали полностью идентична Франции. Сначала дети посещают начальную школу, потом среднюю, потом – лицеи. Выпускники лицеев становятся бакалаврами. Я окончил технический лицей в своём родном городе. Обучение у нас шло на французском языке. Также обязательным предметом был английский. В качестве факультативов предлагался немецкий и русский. Но в лицее я русский не изучал.

 

После окончания лицея можно было получить высшее образование на родине. Также многие мои соученики поехали учиться за рубеж: во Францию, в США и другие страны. А я решил направиться в Советский Союз. Это было 1978 году.

 

- Почему Вы решили связать свою судьбу с Советским Союзом?

 

- В то время действовал договор между Советским Союзом и Мали. Аналогичные договоры были заключены с другими африканскими странами. Африканские студенты могли бесплатно учиться в СССР, получать советскую стипендию. Самое главное: советское образование было в Мали очень престижным. Я знал, что выпускники советских вузов успешно работают в нашей стране, занимают высокие должности в самых разных сферах. Поэтому я тоже решил поехать учиться в Советский Союз.

 

Мали обрела независимость только в 1960 году. Можно сказать, что становление молодого государства проходило на наших глазах, на глазах нашего поколения. Выбирая будущую профессию, мне хотелось не только проявить себя, но и быть полезным своей стране. Решил стать инженером-гидротехником. Я знал, что развитие гидроэнергетики имеет огромное значение для экономики Мали.

 

- Где Вы учили русский язык?

 

- Когда я приехал в Советский Союз, то русского языка не знал совсем. Его все иностранные студенты учат в течение одного года. А уже потом они могут приступить к основной учёбе. У меня языковая подготовка проходила в Воронеже, в Воронежском технологическом институте. А уже потом я приехал в Ленинград, в Политехнический институт им. М.И.Калинина. Сейчас это Политехнический университет Петра Великого.

 

Получается, что я работаю в своей Альма Матер. Именно там, где учился! Это большая честь для меня. Наша Высшая школа гидротехнического и энергетического строительства возникла на базе институтской кафедры гидротехнических сооружений и гидроэлектростанций.

 

Русский язык я изучил довольно быстро и сравнительно легко, в том числе и потому, что с первых дней учёбы стал интенсивно общаться с советскими студентами. Мы вместе жили в общежитии, в одной комнате. Иностранных студентов селили вместе с россиянами. Завязывались товарищеские, дружеские отношения. Были и приглашения домой, общение с родителями, родственниками сокурсников.

 

- Какие у Вас остались впечатления от учёбы, от жизни в Советском Союзе?

 

- В основном, впечатления положительные. Мне нравилась и учёба, и жизнь в Ленинграде. Но некоторые явления советской действительности вызывали недоумение… Например, в общежитии устанавливали комендантский час. Нужно было к 23 часам всем быть на месте. Нельзя вернуться домой среди ночи… Это касалось и советских, и зарубежных студентов. Также иностранцы, обучавшиеся в СССР, были ограничены в передвижениях по стране. Например, если я учился в Ленинграде, то мог перемещаться только в радиусе 40 километров от города. Я не мог по своему усмотрению поехать в Москву и куда-нибудь ещё. На каждую поездку требовалось отдельное разрешение.

 

Но сама учёба была очень плодотворной и качественной. Я ни разу не пожалел о том, что выбрал профессию инженера-гидротехника и приехал учиться в СССР. Советский Союз был одним из мировых лидеров в этой сфере. И Россия сейчас, можно сказать, «играет в высшей лиге гидротехники». Об этом можно судить, например, по деятельности компании РусГидро, которая осуществляет строительство и эксплуатацию мощнейших гидроэлектростанций, на которых используются самые современные технологии.

 

- Как складывалась Ваша жизнь после окончания вуза?

 

- В 1985 году я получил диплом и вернулся на Родину, в Мали. Но в то время работу по специальности мне найти не удалось… После нескольких месяцев поисков я принял решение о возвращении в СССР. У меня был диплом с отличием. Вузовские профессора приглашали меня учиться в аспирантуре, заниматься наукой. И я решил воспользоваться этим предложением.

 

В 1989 году защитил кандидатскую диссертацию о сейсмоустойчивости гидротехнических сооружений. Если говорить простым языком, в этой диссертации я пытался ответить на вопросы: как поведёт себя гидроэлектростанция во время возможного землетрясения? В каких регионах можно строить новые гидроэлектростанции? А где опасность слишком велика? Можно ли минимизировать эту опасность?

 

- Вам удалось на практике применить свои научные разработки?

 

- Частично. В 1989 году я вновь приехал в Мали, нашёл работу в строительном сфере. Но через несколько месяцев снова вернулся в Ленинград.

 

- История повторилась. Вас потянуло в Россию, когда Вы оказались в Мали?

 

- Вы знаете, так происходит до сих пор! Могу Вам в этом признаться! Когда я в России, то скучаю по Родине, хочу приехать в Мали. А в Африке скучаю по России. Хотя я в 2012 году получил российское гражданство, но никогда не терял связей со своей страной. Я и сейчас регулярно там бываю, читаю курсы лекций по гидротехнике в малийских вузах. Возможно, моя судьба и состоит в том, чтобы соединять две страны. Хочется способствовать развитию научных, коммерческих, гуманитарных контактов.

 

Учась в аспирантуре, я познакомился со Светланой, своей будущей женой. Наш сын Филипп родился в 1990 году, а в 1991 году мы официально узаконили свои отношения. Кстати, мы со Светланой обсуждали и возможность жить и работать у меня на Родине. Она была согласна переехать ко мне. Но в итоге жизнь сложилась так, что я вернулся в Россию.

 

В Ленинграде я сначала стал работать во французских фирмах. Там были и гидротехнические проекты, и другие проекты в сфере гражданского и промышленного строительства. Мне приходилось заниматься и экономическими, и техническими вопросами.

 

Потом в девяностые годы стал совладельцем, а потом и единоличным владельцем строительной фирмы. В частности, мы занимались реставрацией архитектурных памятников в Санкт-Петербурге. Это был интересный опыт… Но всё-таки мне хотелось работать по специальности, проявить себя в гидротехнике. В 2008 году меня пригласили преподавать в родной вуз. Сначала совмещал эту работу с бизнес-проектами, но потом решил полностью посвятить себя преподаванию и науке.

 

Хочу внести свой вклад в подготовку грамотных российских инженеров. Сейчас работаю над докторской диссертацией. Она будет посвящена долговечности гидротехнических сооружений. Что произойдёт с современным гидротехническим объектом через пятьдесят или через сто лет? В каком состоянии будет находиться бетон? Каким образом можно в будущем провести реконструкцию? Или реконструкция невозможна, и объект необходимо  «вывести из эксплуатации»?

 

- Получается, что Вы хотите заглянуть в будущее.

 

- Именно так. Заглянуть в будущее интересно не только политологам и писателям-фантастам, но также инженерам.

 

- Инженер-гидротехник – это творческая профессия? В чём состоит талант человека, который выбрал для себя эту специальность? Где и в чём он может проявить себя?

 

- Работа творческая. Талант проявляется в широком кругозоре, в способности решать самые разные задачи. Хороший инженер-гидротехник должен обладать и экономическими знаниями, и пониманием современных информационных технологий… И самое главное: современная гидротехника это практически необъятная область инженерной науки. Речь идёт не только о гидроэлектростанциях, но и, например, об атомных электростанциях. Каждая атомная электростанция – это сложнейший гидротехнический объект т.к. атомный реактор не может функционировать без системы водного охлаждения.

Проектирование и строительство гидротехнических сооружений происходит при соблюдении всё более строгих экологических стандартов. Значит ли это, что мы можем достичь полной экологической безопасности? К сожалению, нет. Но талант инженера состоит в том, чтобы минимизировать негативное вмешательство в окружающую среду. Поле деятельности для гидротехников поистине безгранично! Хочу упомянуть проблему борьбы с наводнениями. Проектирование и строительство подобных сооружений происходит по всему миру.

 

Работа морских и речных портов также невозможна без моих коллег. В общем, хорошему инженеру-гидротехнику безработица не грозит! Кроме того, есть возможность работать по всему миру. А в эпоху глобализации это обстоятельство привлекает много молодых людей. Можно получить диплом в России, а потом делать карьеру на всех континентах.

 

- При Вашем активном участии в сентябре 2019 года состоялся визит в Санкт-Петербург министра высшего образования и научных исследований Республики Мали г-жи Ассету Фун Самак Миган. Было подписано соглашение о создании в столице Мали, городе Бамако, Информационного Центра Политехнического университета. Не могли бы Вы более подробно рассказать об этом проекте?

 

- Я давно знаю г-жу Миган и сотрудничаю с Министерством высшего образования и научных исследований. Несколько лет назад министерство обращалось с письмом к нашему ректору с просьбой отпускать меня в командировки на Родину, чтобы я мог читать лекции в малийских вузах. Студенты из Мали продолжают приезжать на учёбу в Россию, в Политехнический университет. Как и я в своё время.

 

Но сейчас пришло время углубить и расширить сотрудничество. Какие задачи должен выполнять Информационный центр Политеха в Бамако? Он откроется на базе Высшей педагогической школы. Там будут проходить интенсивные курсы русского языка для студентов и школьников. Мы планируем организовать работу таким образом, чтобы после годичных курсов африканские парни и девушки смогли сразу приступить к учёбе по специальности в Политехе или другом российском вузе. Им не нужно будет тратить год на предварительное изучение языка в России. Можно освоить русский язык у себя дома (например, параллельно с учёбой в лицее), а в России сразу заняться техническими дисциплинами.

 

Это востребованное предложение. Оно интересно и для студентов, и для школьников. Не все из них будут проходить в России полный курс обучения. Кто-то приедет на один - два семестра или на кратковременную стажировку. Кроме того, мы будем информировать малийскую общественность о возможностях и перспективах инженерного образования в России, в первую очередь, в Политехническом университете. Также есть планы наладить сотрудничество с другими странами Западной Африки. Т.е. Информационным Центр должен стать «посольством» Политеха на африканском континенте.

 

Не нужно забывать, что контакты в сфере науки и образования способствуют и реализации взаимовыгодных коммерческих проектов, экономическому сотрудничеству. Г-жа Миган более десяти лет жила, училась и работала в Советском Союзе. Она изучала здесь биологию, потом защитила диссертацию по генетике растений. Этот личный опыт министра, её прекрасное знание русского языка также способствуют успешным контактам.

 

- Почему Вы вступили в Ротари клуб?

 

- Мне думается, что ротарианцы бросают вызов эгоизму современного общества. Возможно, это звучит немного пафосно, но это так. В основе ротарианского движения лежит идея общественного служения. В Ротари клубы объединяются успешные профессионалы из самых разных областей, которые не просто хотят общаться друг с другом, а помочь ближним.

 

- В чём Вы видите эгоизм современного общества?

 

- Многие люди просто не понимают, зачем нужно помогать другим… Когда рассказываешь о Ротари, то часто возникают вопросы: «А зачем лично тебе это нужно? А что ты от этого имеешь?» Эгоизм не имеет национальных границ. Такие явления характерны и для развитых, и для развивающихся стран.

 

- Какие ротарианские проекты нашего клуба запомнились Вам больше всего?

 

- У нас было много важных проектов. Это и помощь социальным и медицинским учреждениям, в том числе хосписам. И помощь жертвам Беслана. Но я бы выделил детские и студенческие обмены. Чрезвычайно полезное дело! При участии Ротари французские дети побывали в Питере, а юные петербуржцы – во Франции. Были обмены и с другими странами. Но как человек, говорящий по-французски, я сразу вспомнил именно о Франции. Очень важно, что такие обмены преодолевают психологические предрассудки.

 

Собственно говоря, у детей обычно и нет предрассудков. Но они есть у взрослых, у родителей. В девяностые годы мне французы говорили: «Зачем нам своих детей отпускать в Россию? Вернуться ли они обратно?» А потом дети приезжали из России довольные, счастливые, с адресами новых друзей, с желанием снова встретиться.

 

- Что бы Вы могли пожелать нашему клубу?

 

- Долголетия. Стабильности. Новых членов. Новых форм работы. Новых, необычных, возможно, неожиданных заседаний… Например, можно чаще проводить выездные заседания. В том числе на рабочих местах членов клуба.

 

- В Политехнический университет нас пригласите?

 

- С удовольствием. На рабочем месте лучше познакомиться со сферой деятельности человека. Можно пригласить больше гостей, в том числе коллег по работе. И это способствует повышению известности клуба.

Беседу вёл Илья Бруштейн

*

P_20180625_103413_vHDR_Auto

Игорь Горшков:

 

Бей в барабан и не бойся!

 

***

Игорь Юрьевич Горшков, кандидат физико-математических наук. Исполнительный директор российского отделения международного холдинга «Apstec Systems» (Aпстек). Член клуба с 2009 года.

 

***

 

- Игорь Юрьевич, цель рубрики «Ротари клуб: люди и судьбы» - дать возможность членам и друзьям клуба лучше узнать друг друга, познакомиться с жизненным и профессиональным опытом каждого ротарианца. Сердечно благодарю Вас за возможность побольше узнать о Вашей жизни! Откуда Вы родом? Где Ваши корни? О каких жизненных событиях Вы могли бы и хотели рассказать?

 

- Я родился 2 января 1961 года в семье военнослужащего. В то время папа служил в Ленинградской области. Мы жили в военном городке Каменка, рядом с Выборгом. В 1974 году семья переехала в Ленинград.

 

Мы жили тогда в Петродворце. После школы я поступил на физический факультет Ленинградского государственного университета, который как раз находился и находится совсем рядом с моим родительским домом.

 

- Наверное, всё-таки выбор вуза, выбор профессии не был обусловлен территориальными причинами.

 

- Наверное, многие помнят известный советский фильм о физиках-ядерщиках «9 дней одного года». Я тоже в детстве его смотрел и осуществил детскую мечту.

 

- Когда речь идёт о физиках-ядерщиках, то сразу начинаешь думать о секретных разработках, военно-промышленном комплексе…

 

- Режим секретности меня не касался. Вузовский диплом я получил в 1984 году. Потом два года учился в аспирантуре Радиевого института. В 1986 году защитил кандидатскую диссертацию о методах детектирования осколков деления атомного ядра.

 

После этого остался работать в Радиевом институте в качестве научного сотрудника. Занимался научными и прикладными исследованиями в области строения атомного ядра.

 

- Таким образом, работа в научно-исследовательском институте Вам нравилась. Она соответствовала Вашим ожиданиям.

 

- В целом, да. Но одновременно хотелось чего-то нового. В августе 1991 года случился Августовский путч, который стал триггером для смены моей профессиональной деятельности. С 1992 года и по сей день работаю в частных компаниях.

 

- Путь многих людей. Чтобы выжить, учёные в девяностые годы вынуждены были становиться коммерсантами.

 

- Новое время дало и новые возможности, а работа предпринимателя, во многом, может быть не менее интересна, чем учёного.

 

- Чем именно Вы занимались в коммерческих структурах?

 

- Работа была связана с потребностями новой «капиталистической» жизни. В частности, мы занимались разработкой  программного  обеспечения для таможенной службы и   участников внешнеэкономической деятельности.

 

Новый этап моей жизни начался с 11 сентября 2001 года. С этого времени занимался разработкой технологий для обеспечения контртеррористической безопасности. Основным местом моей «рабочей» жизни стала компания «Апстек», основанная в 2003 году. На сегодняшний день это международный холдинг, в котором я являюсь исполнительным директором российского отделения.

 

- Не могли бы Вы представить Ваш холдинг и его российское отделение?

 

- Создание нашей компании можно считать ответом на террористический вызов 11 сентября 2001 года. Как известно, с террористической угрозой столкнулись практически все страны мира и наибольшую опасность представляют террористы-смертники.

 

Каким образом можно от них защититься? Разумеется, здесь нет какого-то одного пути. Наша организация разработала и производит уникальные радары безопасности человека (Human Security Radar (HSR ™).  Наш радар проводит непрерывный мониторинг пассажиропотока без нарушения его движения с целью выявления людей, скрытно несущих на своем теле под одеждой  взрывные устройства и автоматическое оружие.

 

Хотел бы подчеркнуть, что данные радары не имеют ничего общего с традиционными металлоискателями, проходя через которые необходимо опорожнять карманы, открывать для досмотра сумки и т.д. Люди, как правило, вообще, не догадываются, что происходит процесс сканирования. Возможна и открытая, и скрытая установка оборудования.

 

Это очень важный момент: потенциальные террористы не должны знать, что они могут быть обнаружены.

 

- Где устанавливаются радары?

 

- И на открытом воздухе, например, в местах проведения массовых акций, народных праздников, и в помещениях. Радары могут быть полезны в аэропортах, торгово-развлекательных центрах, музеях и т.д. Наши радары не заменяют и не должны заменить традиционные металлоискатели. Но они являются составной частью системы безопасности.

 

Очевидно, что обычные металлоискатели – при всех их достоинствах! – имеют и один существенный недостаток. Они существенно замедляют поток людей. Возникает эффект «бутылочного горлышка». Если при входе в здание поставить металлоискатель, то весьма вероятно, что перед входом образуется очередь (без всякой социальной дистанции!) Потенциальный террорист, не дожидаясь проверки на металлоискателе, может просто «вклиниться» в толпу, чтобы нанести ущерб максимальному числу людей.

 

Ещё один пример – массовые мероприятия, например, демонстрации или ярмарки. Целесообразно ли всех участников митинга «пропускать» через рамки металлоискателя? Скольких усилий это стоит? Многие мероприятия будут просто «блокированы», а люди окажутся в стрессовой ситуации. Мы предлагаем создать «периметр безопасности», не создавая неудобств для граждан. При этом представители служб безопасности в режиме реального времени получат исчерпывающую информацию о потенциальной угрозе.

 

- Оборудование, о котором Вы рассказываете, производится в России?

 

- Оно разрабатывается в России. Производство в настоящее  расположено в Эстонии.

 

- Почему не в нашей стране?

 

- На сегодняшний день значительная часть радаров эксплуатируется  в странах Европейского Союза и других зарубежных государствах. Поэтому целесообразно производить их именно в ЕС. В перспективе мы планируем развернуть производство и в России.

 

В любом случае, очень важно, что технологии, созданные в России, получают признание в мире. Компания «Апстек» также является резидентом фонда «Сколково».  

 

- Мы с Вами подробно поговорили о работе. Журналисты любят спрашивать героев интервью и о личной жизни…

 

- Я женился в 1989 году. С моей будущей женой мы познакомились в Ленинграде, на дискотеке в Доме учёных. По образованию она – экономист. Много лет работала в нашей компании главным бухгалтером. В настоящее время является менеджером по взаимодействию со «Сколково».

 

Наша единственная дочь окончила философский факультет Санкт-Петербургского государственного университета. Культуролог, музеевед. Продолжила учёбу в Голландии и Испании. Сейчас она живёт в Испании, в Барселоне. Работает менеджером в IT – компании.

 

- Чем Вы увлекаетесь? Как любите проводить свободное время?

 

-  Люблю путешествия. До сего дня удалось побывать в 43 странах. Надеюсь, что коронавирус не станет непреодолимым препятствием для этого…

 

О путешествиях можно рассказывать бесконечно, но основной вывод – путешествуйте по провинции! Где вы, например, встретите еще столь гостеприимных хозяев, как в крошечном городке Морелья (Валенсия)?

 

Фото «мемориальной доски» на  Калле де ла Вирхен (Морелья).

 

(в 1414 году Святой Винсент останавливался в этом доме. Бедная хозяйка дома в порыве гостеприимства убила шестимесячного сына и приготовила из него жаркое. Чтобы проверить степень прожарки она съела при этом мизинец сына. Однако, святой Винсент понял, что произошло, и собрав кусочки мальчика, воскресил и вернул его любящим родителям, хотя и без мизинца).

 

Ещё одно наше совместное увлечение с женой: сад. Мы живём в поселке Александровская (Пушкин), который хоть и является частью Санкт-Петербурга, но все же располагает, или, если хотите, обязывает  к загородному (деревенскому) образу жизни.  Дачи есть у многих. А у нас получается круглый год – дачная жизнь!

 

- Есть у Вас любимое место в саду?

 

- Любимое место то, которое самое живописное.

 

Вот наш пруд,  где, как мы думаем,  работал Клод Моне  над своей серией картин "Японский мостик"

 

Клод Моне «Мостик через пруд с водяными лилиями» (1899)

 

 

- Почему Вы стали членом Ротари клуба? Что Вас привлекло?

 

- Меня привёл в клуб Арсений Борисович Березин, вероятно, я и стал членом клуба потому, что встретил в нем людей, подобных ему по духу и интеллекту.  Членство в клубе – это возможность расширить сферу общения, познакомиться с творческими людьми различных специальностей. И, конечно, социальное значение Ротари нельзя недооценивать.

 

- Что Вы могли бы пожелать нашему клубу?

 

- Сохранять интеллектуальный уровень. Это главное пожелание.

 

- У Вас есть жизненный девиз?

 

- Я бы не стал говорить о жизненном девизе, но мне по душе «Доктрина» (Гейне): «Schlage die Trommel und fürchte dich nicht» (Бей в барабан и не бойся!).

Беседу вёл Илья Бруштейн

***

b3596627020

Владимир Васильков:

Меняя свою жизнь, мы стремились изменить страну

 

***

Владимир Андреевич Васильков. Член нашего клуба с момента его основания. Кандидат технических наук. С 1989 года по 2015 год возглавлял производственный кооператив «Вера». Президент  клуба в 2003-2004 гг., Губернатор Округа в 2009-2010 гг.

 

***

- Владимир Андреевич, знаю, что вся Ваша жизнь неразрывно связана Ленинградом и Санкт-Петербургом.

 

- Это действительно так. Я родился 3 января 1944 года в Ленинграде, всю жизнь здесь жил и работал. 27 января, через три недели после моего рождения, произошло важнейшее событие в жизни ленинградцев и всей страны: блокаду города сняли.

 

Мой отец, Андрей Нестерович, был офицером, воевал на Ленинградском фронте. Был ранен… К сожалению, я его почти не помню. Они с мамой разошлись в 1947 году. После этого мы не общались, он не принимал участие в моей жизни. О его дальнейшей судьбе я ничего не знаю.

 

- Получается, что мама воспитала Вас одна?

 

- Мама, Кира Иосифовна (1909-2004) прожила долгую и достойную жизнь. Личную жизнь она не устроила. Всю себя отдала семье и работе. Она была прекрасным хирургом-ортопедом… Мама мечтала, что я тоже пойду по её стопам.

 

Но для этого не было никаких шансов. С детства меня увлекала радиотехника, электроника. Поэтому в медицину совершенно не тянуло.

 

Ещё в моей жизни большую роль сыграла бабушка. Она переехала в Ленинград из Москвы в 1943 году, когда мама носила меня в чреве. Кстати, для того, чтобы въехать в блокадный город, требовалось специальное разрешение властей. Бабушка его получила.

 

- Где Вы жили в детстве?

 

- На Петроградской стороне, на Кронверкской улице. В коммунальной квартире. Все жили в одной комнате. Я рад, что вырос в историческом центре города. Там же пошёл в школу. Первые два года учился в мужской школе, а потом средние учебные заведения стали смешанными.

 

- У Вас сохранились какие-либо яркие детские воспоминания?

 

- Я прекрасно помню, как мальчишкой мечтал о том, чтобы собрать свой собственный транзисторный приёмник. Это детское желание осуществилось. Наш сосед по коммунальной квартире «достал» для меня необходимые детали. Их не было в открытой продаже. Эти детали можно было получить только по знакомству.

 

Я собрал замечательный приёмник! Но, к сожалению, это чудо техники радовало меня всего несколько недель. В школе меня уговорили предоставить приёмник на районную выставку детского технического творчества. Я согласился… А на выставке моё устройство украли. Вот так всё получилось!

 

Хотел бы рассказать ещё об одном детском воспоминании. 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин полетел в космос. Это было огромное событие в жизни всей страны, в том числе и Ленинграда. У нас отменили занятия в школе. В городе спонтанно организовали праздничную демонстрацию, в которой принимали участие и школьники. Я тоже с плакатом был на Дворцовой площади.

 

- Вы не помните, что именно было написано на Вашем плакате?

 

- Точно сейчас не могу сказать, что-то радостное и торжественное, типа «Наш человек в космосе!» Любопытно другое обстоятельство. Меня сфотографировал фотокорреспондент ленинградской городской газеты «Смена». И я на следующий день увидел эту газету. Но дома её не показал т.к. я был не только с плакатом, но и с сигаретой… Маму бы это обстоятельство очень огорчило.

 

- Где Вы продолжили учёбу после окончания школы?

 

- Я поступил на математико-механический факультет Ленинградского государственного университета. И почти сразу же познакомился с однокурсницей Верой, впоследствии ставшей моей женой. Мы дружили все годы учёбы. И до сих пор вместе.

 

После окончания первого курса я перешёл в Институт связи имени Бонч-Бруевича на радиотехнический факультет, а Вера продолжала учиться в университете. Но это обстоятельство не помешало нашим отношениям.

 

- Почему Вы решили уйти с престижного математико-механического факультета?

 

- Я понял, что хочу заниматься именно радиотехникой. В Институте связи почти сразу параллельно с учёбой стал работать лаборантом на кафедре теоретической радиотехники. После получения диплома остался в аспирантуре. В 1972 году защитил кандидатскую диссертацию о теории сигнальных графов и её применении для расчета электрических цепей.

 

- Вы планировали заниматься наукой?

 

- После защиты диссертации хотел остаться в своём родном вузе, на родной кафедре. Был уверен, что так и будет. Мне хотелось преподавать и заниматься прикладными научными исследованиями. Но жизнь внесла коррективы в эти планы.

 

В Советском Союзе существовала так называемая система распределения. Выпускников вузов централизовано распределяли на рабочие места. То же самое происходило после окончания аспирантуры. К сожалению, меня не оставили в вузе, а распределили в Институт мощного радиостроения имени Коминтерна.

 

Не могу сказать, что это распределение меня обрадовало, но в итоге работа в институте оказалась интересной.

 

- Чем именно Вы занимались?

 

- Специальными системами связи. Они необходимы для различных нужд, в том числе для обеспечения безопасности государства. В институте я работал с 1972 года по 1989 год. Сначала был инженером, потом научным сотрудником, старшим научным сотрудником, начальником лаборатории.

 

- Почему Вы решили уйти?

 

- Хотелось заняться чем-то новым. Кроме того, материальные вопросы встали довольно остро. В конце восьмидесятых годов финансирование науки существенно ухудшилось.

 

- После ухода из НИИ Вы возглавили производственный кооператив «Вера». Позвольте Вас спросить, его название связано с именем Вашей супруги?

 

- Название многозначительное. И оно мне очень дорого! Конечно же, Вера – это имя любимой жены. С другой стороны, мне хотелось сказать, что без Веры человек жить не может. Это не только с религией связано. Мы все во что-то верим. Верим в добро, верим в лучшее…

 

Наш производственный кооператив успешно работал с 1989 года по 2015 год. Хотел бы отметить, что его деятельность базировалась на советском «Законе о кооперации». Этот закон благополучно пережил Советский Союз. Фактически законодательная база кооперации остаётся неизменной по сей день.

 

- Чем Вы занимались? Какую продукцию выпускали?

 

- Радиотехнические изделия, в частности, трансформаторы для различных устройств.

 

- Почему кооператив прекратил существование?

 

- Это реалии жизни. Любой бизнес-проект должен быть экономически эффективным, приносить прибыль. Долгие годы мы работали успешно. Но когда экономической эффективности достичь уже не удаётся, то необходимо принимать трудные решения. Всё проходит… И человеческая жизнь имеет ограниченный срок, и бизнес-проекты тоже не вечны.

 

Конечно, необходимо учитывать и фактор возраста. В жизни каждого человека наступает момент, когда целесообразно прекратить трудовую деятельность. Но жизнь на этом не заканчивается! Есть семья, друзья, увлечения…

 

- Нельзя ли немного больше узнать о Вашей семье?

 

- У нас с женой две дочери. Старшая дочка, Елена, подарила нам внучку Катюшу. А у младшей дочки, Наташи, сын Миша. Семья у нас дружная. Летом мы все с удовольствием отдыхаем на даче в деревне Синявино Кировского района Ленинградской области.

 

- Чем Вы увлекаетесь?

 

- Мне всегда нравилось быть за рулём, путешествовать на машине. А до покупки машины мы с Верой путешествовали на общественном транспорте. Ещё студентами вместе ездили в Крым, на Кавказ. Конечно, эти поездки нас очень сблизили.

 

Ещё люблю проводить время с собакой. Сейчас у нас дома живёт маленькая собачка породы «Невская орхидея».

 

- К стыду своему, никогда не слышал о такой породе. Её название напоминает скорее название цветка, а не породу собаки.

 

- Это очень милая, добрая, «игрушечная» собачка. Когда я куда-то еду, то пёсик – его зовут Арнольд – путешествует со мной в рюкзаке.

 

- Владимир Андреевич, Вы являетесь членом клуба с момента его основания. Чем Вас привлекла ротарианская идея?

 

- «Меняя свою жизнь, мы стремились изменить страну, хотя бы чуть-чуть изменить окружающую действительность» – так я бы сформулировал ротарианскую идею. В том числе и применительно к нашему клубу.

 

- Каким образом Ротари может изменить жизнь члена клуба? Как изменилась Ваша жизнь?

 

- Я не хочу говорить патетических слов, но, конечно, Ротари изменило мою жизнь, также как и других членов клуба. Мои первые зарубежные поездки были связаны именно с Ротари. И в Санкт-Петербурге появилась возможность познакомиться с зарубежными ротарианцами.

 

Какие это были люди? Свободные! Ротари означает возможность выбора, активной жизненной позиции. В ротарианские клубы во всём мире собираются успешные люди, профессионалы в различных сферах деятельности. Эти люди стремятся не только к общению, но и к изменению окружающей действительности. Поэтому ротарианцы активно занимаются благотворительностью. Так было и есть и в Санкт-Петербурге.

 

- Какой из проектов клуба Вам наиболее запомнился?

 

- Проектов было много, но мне хотелось бы, в первую очередь, рассказать о нашей помощи хоспису в Колпино. Этот проект имел и международный резонанс. Когда в мае 1994 года в Санкт-Петербурге побывал наследник английской короны, принц Чарльз, он встречался с членами клуба именно в хосписе в Колпино.

 

Вместе с Его королевским Высочеством в хоспис приехал мэр города Анатолий Собчак и супруга мэра, Людмила Нарусова. Но у Анатолия Александровича, видимо, в этот день были ещё какие-то важные дела, и он довольно быстро уехал. С нами и принцем осталась Людмила Борисовна. Она, кстати, в то время много занималась различными благотворительными проектами в городе, взаимодействовала с различными общественными организациями, в том числе с Ротари. Поэтому была компетентным собеседником.

 

Мы все вместе пили чай с конфетами. Принц Чарльз проявил интерес и к работе хосписа, и к нашему клубу.  

 

- Не могли бы Вы рассказать о времени зарождения клуба?

 

- Клуб родился в ноябре 1990 года, когда начались первые встречи в Доме учёных. 12 мая 1993 года Ротари клубу «Санкт-Петербург Нева» была вручена Хартия Ротари Интернэшнл. Я узнал о клубе осенью 1990 года из крошечной заметки, которая была опубликована в одной из ленинградских газет.

Ротари расширяет кругозор, будит мысль… Это происходит и благодаря общению с членами своего клуба, и с ротарианцами из других клубов, других стран.

- Что Вы могли бы пожелать нашему клубу?

- Очень важен приток новых лиц, «свежей крови», людей молодого и среднего возраста. Хотелось бы, чтобы клуб, по возможности, участвовал в реализации детских и молодёжных программ, в частности, школьных и молодёжных обменов. Благодаря этим программам новые поколения могут узнать о Ротари. Возможно, кто-то захочет стать членом клуба.

Важной и, на мой взгляд, незаменимой формой работы являются и совместные поездки членов клуба. Такой опыт у нас есть. Хотелось бы его развивать. Мне думается, что авиапутешествия не вполне подходят для этого случая… Гораздо интереснее путешествовать на автобусе, поезде или пароме. Тогда во время дороги есть много времени для общения. Это замечательно!

Конечно, такие путешествия должны быть не очень длинными и не очень обременительными в финансовом плане, чтобы большинство членов клуба смогли и захотели принять в них участие.

Открывать для себя что-то новое, знакомиться с достопримечательностями – тоже часть Ротари. Потому что наше движение во всём мире способствует взаимопроникновению культур, обмену опытом, обмену позитивной энергии.

Беседу вёл Илья Бруштейн